Балет D’Arts Dance Project

15

D’Arts Dance Project – уникальный танцевальный проект, который объединил ярких танцоров в единый организм. Смелые и откровенные D’arts покорили уже несчетное количество стран своими уникальным мультимедийными постановками. Солисты балета снимались в голливудских фильмах. А многие артисты доверяют именно D’Arts Dance Project работу над своими сольными программами и клипами.

 

18 июня в столице балет  D’Arts Dance Project готовится презентовать зрителям свой новый танцевальный перформанс  - "За закрытой дверью". Вечер премьеры обещает быть жарким и очень непредсказуемым, ведь  D’Arts Dance Project подготовили совершенно новые номера и истории, которые пронзают зрителей до мурашек по телу. Шоу "За закрытой дверью" - это откровенный рассказ о главном, остром и очень потайном. Этот перформанс - это диалог на грани правильного и того, что вне нормы общества... Но честно и о главном! 

 

В пятницу 14 июня, в 16:00 участники балета D’Arts Dance Project придут в гости к tochka.net и ответят на все твои вопросы. Задавай их прямо сейчас!

Ответы 13

Таня Бортич:
1
очень восхищаюсь вашими танцами ! Вы классные ! Всем друзьям о вас расказываю - надеюсь и им понравиться ваш новый концерт 18-го июня . Обожаю дуэтные танцы !!! Складываеться мнение, что у вас есть пара не только на паркете, но и в жизни . Так ли это?
Дари: Мы тоже на это надеемся! Ну, если зритель об этом говорит, то могу нескромно сказать, что, наверное, мы все-таки мы честные, все-таки мы не врем и все-таки это просматривается. У нас действительно в коллективе есть пара – это Иракли и Дари. Мы познакомились два года назад, когда я искала танцоров к нам в коллектив и вот нашла танцора и с того момента мы еще и пара. Я Иракли увидела на огромном кастинге, было порядка двухсот человек, он был среди них, а я давала хореографию, которую ребята учили. Меня пригласила одна крупная компания, которая выбирала самых крутых танцоров, как они говорили, на контракт для работы за границей. Среди этих двухсот я увидела Иракли – не могу сказать, что это любовь или не любовь с первого взгляда, но ты просто видишь энергию, ничего вокруг ты больше не видишь. Я рассматривала его как танцора – видела танцора, который яркий, при этом он еще ничего не делал, просто разогревался, у него уникальный флексинг, он заламывает суставы рук в разные стороны, вот эту энергию я увидела. Прошел первый тур, было обсуждение и сторона, которая искала для себя танцоров, сразу отсекла несколько человек, среди них был и Иракли, чему я была очень рада. В этот же момент я сказала ему: «Подождите меня, я к вам сейчас подойду, я вам перезвоню и т.д.», это было очень смешно. В итоге я подошла к нему: «Привет, меня зовут Дари! У нас есть танцевальный коллектив D’Arts, ты наверняка о нем слышал» – «Нет». И тут я думаю, нет, не нужен мне таткой танцор, но я сказала, что мы ищем танцоров, что он мне понравился, не хотел бы он прийти на репетицию и т.д. А он: «Ну, я не знаю, посмотрим, а что за коллектив?» Для меня, если танцор не знает балет D’Arts, это странно, этого могут не знать простые зрители, но я была уверена, что Иракли наверняка знает, кто мы. Иракли: Просто на тот момент Дари не учла, а вдруг он уличный танцор и вообще таким не интересуется. В итоге так и произошло. Дари: Да, так мы и познакомились, он все-таки пришел к нам на репетицию, он сказал, что его родной стиль жутко выглядит, это может оттолкнуть, что-то еще. Я попросила прийти и станцевать так, как он чувствует, а мы уже посмотрим. В итоге он пришел, показал, никого не испугал – с этого момента мы начали сотрудничать и постепенно начали появляться наши личные отношения.

Понравился ответ? Поделись:

Вадим:
1
Не планируете ли открывать студию танцев?
Студию танца на данном этапе мы не планируем открывать. Но хочу поделиться такой новостью, что мы открываем свое пространство – это будет зал в центре города, который мы планируем открыть уже к началу осени. Это будет некое творческое пространство, в котором мы будем репетировать и будет возможность репетиций для других коллективов. Есть много разных начинающих коллективов, которые только начинают свой путь и пробуют свое творчество как-то доносить до зрителя. Арендовать зал – это очень дорого, мы сами с этим столкнулись. И вот сейчас, когда у нас появляется наше пространство, мы хотим давать возможность бесплатно репетировать молодым коллективам. Конечно, это не весь день, но какое-то время мы будем выделять – кому нужно, тот сможет к нам обратиться, приходить, репетировать, ставить постановки и т.д. Это, кстати, к вопросу о конкуренции – мы только за, чтобы это развивалось, если у нас есть такая возможность, мы будем идти навстречу. Поэтому танцевальную студию – нет, но свое пространство – да, помимо танцевального оно может быть полезным и для пресс-конференций, фотосессий и т.д., сейчас мы над этим работаем. Сейчас это пространство просто завалено каким-то мусором, чтобы открыть дверь, нужно взять лом и это очень интересно выглядит, когда мы приезжаем, я, наш директор Антон, Иракли – мы выходим из машины, Иракли достает лом и ребята начинают открывать эту дверь :) Но в итоге это пространство превратится в реально крутое место, куда мы будем приглашать, где люди будут танцевать, где мы будем проводить конференции и фотосессии.

Понравился ответ? Поделись:

Виолетта:
1
Здравствуйте, я ваша поклонница уже долгое время ! Вы проект , о котором должно знать максимальное количество людей- вы уникальны, но всегда очень понятны . Когда вы оцениваете чей-то танец, как зритель - на что обращаете внимание, что является главным для вас ?
Спасибо! Иракли: Очень важна подача выступающего человека. Если у него тусклые глаза, они не горят, то мне неинтересно наблюдать. Если я вижу помарки в плане мимо счета и мимо музыки, то, понятное дело, что мне еще отвратнее на это смотреть. Дари: На сцене для артиста (неважно это певец, музыкант, актер) у меня есть один основной критерий – есть у меня от этого мурашки или нет, а все остальное вообще не имеет никакого значения. Я готова простить все, я готова простить танцору кривые колени, какое-то падение или помарку, я могу многое простить, но, если у меня это изначально не вызывает никаких мурашек и эмоций, то как бы идеально это ни было, но, если меня это не торкает, если это не откликается, то для меня это провал. Если в этом не чувствуется отдачи, сопереживания, кайфа от этого всего, то как зритель я уж точно этого не почувствую, соответственно, я ничем не пропитаюсь, никакой энергии я не почувствую. Поэтому основной критерий всегда – это есть мурашки или нет мурашек, все.

Понравился ответ? Поделись:

Катя:
0
Вас приглашали в Танці з зірками? Если пригласят - пойдетк?
Дари: Да, приглашали. В прошлом году участвовал наш Саша Прохоров, он танцевал с Анитой Луценко. Они очень хорошо себя показали, мы все за него болели, честно признаемся, слали смс. Хотя нам в этот период было несладко, так как мы лишились одной своей конечности, но ничего дождались. Мы выступали там в качестве приглашенных гостей, показывали номер «Besame mucho», мы тогда очень понравились зрителям. Для меня показатель не аплодисменты, а когда зритель находит время и желание подойти или написать – для меня это показатель, потому что у нас люди достаточные лентяи и не всегда дождешься какой-то реакции. Также мы танцевали в «Танцуют все» и в этом сезоне уже поступало заочное приглашение для меня, но, поскольку оно заочное, то я его пока не рассматриваю. Конечно, участие в прямом телевизионном танцевальном проекте – это интересный опыт, потому что прямые эфиры – это что-то такое, что заставляет тебя выходить за свои рамки. Страх и желание оказаться в следующем эфире, страх того, что за тебя не проголосуют, заставляют твой мозг отключаться и действовать не по каким-то своим правилам, а идти на абордаж, применять все свои внутренние ресурсы. Это достаточно интересно, это подкупает и это хороший опыт. Плюс наша индустрия танцев плохо развита и, к сожалению, если ты не засветился на ТВ, то тебя не знают, но это не значит, что ты плохой. Да, к сожалению, пока по ТВ не показали, зритель тебя не знает, но нужно двигаться, нужно развиваться и придет тот момент, когда тебя пригласят и ты взорвешь. Надо в это верить, прикладывать много усилий, много работать над собой физически и мысленно, зритель всегда знает, где есть стержень, где есть харизма, где есть внутреннее наполнение и где этого нет, когда человек пустой, это всегда чувствуется. Как бы круто ты ни танцевал, делал шпагаты и пируэты, но, если в тебе нет этого зерна, основы, стержня, то это не будет работать на тебя же. Не все делается в зале.

Понравился ответ? Поделись:

Оля:
0
Дари, вы же снимались в диснеевском Дамбо? Расскажите, как это было!
Дари: Да, мне посчастливилось вытянуть такой счастливый билет в моей биографии. Два года назад я пошла на кастинг, на который особо не планировала идти, потому что он проходил очень рано утром, а мне тяжело просыпаться утром. Я не особо хотела туда идти, не особо горела желанием, но в итоге как-то пошла и оказалась там, я не знала, что это за фильм, что это за режиссер. Мне сказали, что в Лондоне будет сниматься какой-то фильм и нужны актеры, которые обладают гимнастическими возможностями, а я именно такой танцор, с четырех лет я начала заниматься художественной гимнастикой и только в четырнадцать лет перестала ей заниматься. Поэтому всевозможные мостики и шпагаты у меня в теле сохранились и я их поддерживаю. Я пошла на этот кастинг, я его прошла и после этого нам огласили, что режиссером этого фильма выступает Тим Бертон. И тут по мне начали мурашки бегать табунами, потому что Тим Бертон – это один из моих любимейших режиссеров, «Эдвард Руки-ножницы» – это для меня просто вот такое вот произведение. Я узнала, что у меня будет возможность поработать с такой командой, кто там будет сниматься в главных ролях, это Ева Грин, Майкл Китон, целая плеяда голливудских махин – я поняла, что это именно счастливый билет. Рассказывать о моем участии в этом фильме можно очень долго, для меня это был огромный опыт. Это огромный павильон, более пятисот разных участников, команда более тысячи человек – все это работает слаженно, единый четкий механизм изо дня в день работает четко, как часы. При этом все это делается всегда только в хорошем настроении, даже если полная лажа. У них такая ментальность, всегда все как-то мягко, всегда все и налегке, и при этом все получается, все получается реально идеально. Да, я увидела Тима Бертона, он лично давал мне какие-то задачи. Да, я сидела рядом с Евой Грин вдвоем в кадре, только этот кадр не вставили, но ничего, зато это был опыт. Да, эта была огромная команда реально крутых актеров, за которыми была возможность иногда понаблюдать. Это был опыт, который дал мне понимание, что мне хотелось бы сняться в фильме в более значимой роли – и я уже на пути к этому и с помощью танцев, и с помощью развития себя. Лет так через несколько уже хотелось бы идти к тому, чтобы иметь роль в хорошем кино, просто интересную для меня роль. Если она будет интересная для меня, она будет живая и она будет наполненная, это я точно знаю.

Понравился ответ? Поделись:

Аня:
0
Как у вас складываются отношения с другими украинскими танцорами? Дружите или конкурируете?
Дари: К большому счастью, я действительно могу признать, что во всей нашей танцевальной тусовке в Украине, которая достаточно небольшая, я никогда не встречала такого, как бывает у балерин, когда подкладывают друг другу иголки или стекло. Мы достаточно лояльно друг к другу относимся и я могу сказать почему: ровно по одной причине – для конкуренции, для доказывания чего-то у нас есть одно место, это наша сцена. И есть наш показатель – это наш зритель, когда зрителю нравится, вопросов у других танцоров не возникает. Когда ты крутой на сцене, то никто никогда тебе не скажет, что это не так. Здоровая конкуренция присутствует, даже в нашей команде шесть абсолютно разных танцоров, три парня и три девочки, каждый из нас понимает, что у каждого есть некая индивидуальность, которую очень важно правильно проявить. Зрителю не будет сложно любить всех шестерых, если все шесть будут интересными. Основная самоцель – быть лучше, чем ты был вчера, вот это главный конкурент – ты сам для себя внутри себя.

Понравился ответ? Поделись:

Марина:
0
Чим би ви займалися, якби не стали танцюристами?
Иракли: Я, наверное, стал бы дизайнером одежды. Дари: Не знаю, я уверена, что это что-то связанное с творчеством, с неопределенным графиком, с возможностью самопроявления, с возможностью отступления от правил. Это реально может быть все, что угодно. Я знаю по себе, что, например, я не кулинар, но, если передо мной будет такая задача, то я с ней справлюсь. Я не гример, но, если передо мной будет такая задача, то я с ней справлюсь. И костюмером смогу побыть. Там, где нужно проявить свое видение, свой взгляд на задачу – это да. Я точно знаю, что мне тяжело было бы сидеть в офисе, я бы не справилась, я была бы таким унылым сотрудником, который очень уныло ходит на работу-домой-обратно. К сожалению, это не мое.

Понравился ответ? Поделись:

Карина:
0
В чем сложность создания нового номера?
Дари: Как танцор я в своей практике сталкивалась со многими хореографами, у каждого из них свой подход, свое видение, кто-то сразу бесстрашно берется за постановку, есть постановщики, которые долго вынашивают идею, только потом какими-то наметочками пробуют и начинаю сшивать это в одно целое полотно. По-разному происходит. У меня в основном, когда я понимаю, что хочется постановку, первый внутренний период – это страх «А смогу ли?», «А надо ли?» Когда я внутренне понимаю, что, да, я хочу, тогда я берусь за это и постепенно-постепенно начинает вырисовываться такая бабочка из личинки. Но внутренне это всегда беспрерывный механизм, это поток чего-то, который не дает тебе уснуть, не дает думать о чем-то другом и просто расслабиться – ты постоянно находишься в этом, это в тебе кипит-бурлит-остывает и потом снова начинает разогреваться. Такой процесс для меня достаточно сложный, но всегда интересный, поэтому всегда этого не хватает, это некий наркотик. Сама сложность в моменте, когда постановка еще не готова по схеме, в этот момент и ребятам тяжело, потому что я прошу их сделать сначала так, потом так, потом так и иногда они не понимают, какой вариант именно показать. Ребята относятся к этому с пониманием, но бывают моменты, когда я вижу у них в глазах пятьдесят вариантов, они устают и тут я понимаю, что это, конечно, моя ошибка и стараюсь не допускать таких моментов.

Понравился ответ? Поделись:

Ксюша:
0
Добрый вечер! Спасибо за возможность поставить несколько вопросов танцорам. Мои вопросы: 1. Какое определение "танца" вы могли бы дать? 2. Где вы черпаете вдохновение для создания таких разных образов и историй? 3. Какой из ваших номеров ваш самый любимый и почему? 4. Когда смотрю на ваше творчество у меня часто появляются "мурашки" по телу. Как вы считаете за счёт чего у вас получается вызывать такую реакцию у зрителей? 5. Как вы думаете, что вас отличает от других танцевальных коллективов? 6. Если бы вас попросили подобрать ключевые три слова, которые максимально характеризуют ваше творчество, что бы это было? Заранее спасибо за ответы.
Дари: Я так не люблю банальностей в плане «танец – это моя жизнь», «танец – это язык тела». Это все так, но это не может объяснить, что такое танец. Это то же самое, что объяснить, что такое любовь, сложно подобрать слова. Танец – это разговор, человек, когда рождается, он говорит не сразу, но танцует он сразу, еще у мамы в животе, потому что он переворачивается, двигается, дышит. Вот это и есть танец. Поэтому я не верею, когда говорят, что человек не умеет танцевать. Да, есть более и менее пластичные люди, но это просто форма и это нормально. Вопрос в том, что если ты уже можешь двигаться, тебе Вселенная дала ручки и ножки, вот это и есть танец, это разговор. Танец – это что-то смежное с твоим телом и с твоим духом. Когда человек может это правильно соединить и при этом быть в этом самим собой, вот это и есть танец. Вдохновение всегда бывает разным, как у всех творческих людей. Это и наблюдение за людьми, это и просмотр фильмов, при этом ты иногда думаешь о серьезной постановке, но смотришь при этом глупую тупую комедию и у тебя почему-то находится ответ по поводу твоей постановки. Иногда нужно просто отключиться, ты изолируешься, поток мыслей замедляется и ты находишь свои ответы по поводу постановки. Это может быть и на отдыхе, и в общении, и после того, как ты увидишь другой коллектив. Иногда мы можем сидеть в кафешке, пить кофе, смеяться – и «О, точно, надо это сделать!» Это бывает очень по-разному. У нас очень много номеров, больше сорока и самый любимый – наверное, самый последний. Просто по той причине, что он только что родившийся. Но есть родные номера, которые прошли много времени, много переосмысления, было много возможностей пробовать их и показывать разным зрителям, эти номера просто родные. Самый последний знаковый – это «Easy», который дольше всего давался. И то, что радует и греет душу – он нравится всем зрителям, которые его видели. Для меня основной цензор – это мой папа, я ему иногда показываю видео и если он одобряет, это значит «Да», так как он очень критичный человек. Иракли: У меня несколько любимых. Мне нравится «Easy», еще у нас есть номер «Гости», он очень комичный, но со смыслом, реально можно узнать себя. Это номер о светском обществе, представьте себе такой фуршет, куда к семи вечера приходят гости и у каждого своя цель, зачем он туда пришел. Кто-то пожрать пришел, кто-то пришел женихов искать и уже высматривает кавалеров, кто-то пришел найти себе невесту на вечер, у каждого там свое, в общем атмосферка понятная. Дари: Музыка подобрана хореографом Николаем Бойченко, которого не стало год назад – он наш творческий ангел и всегда будет им оставаться. Это его постановка и большинство из остальных сорока – тоже его постановки. Мы без него уже год и двигаемся не такими быстрыми темпами, но продолжаем двигаться. Мы стремимся к тому, чтобы вызывать эти самые мурашки, поэтому для нас это огромный комплимент! Изначально самое основное – это внутреннее наполнение, если оно есть и если ты не жадничаешь и делишься этим со зрителем, то у зрителя однозначно будут мурашки. У нас есть такой внутренний уговор, мы все время перед каждым концертом говорим пару важных ключевых слов. Всегда в разной форме, но смысл один и тот же – ребята, мы сейчас должны выйти и получить наслаждение. А для того, чтобы его получить, нужно, однозначно, отталкиваться от себя – от своего сегодняшнего настроения, от своего внутреннего наполнения (а что я прочел в этот период, какие фильмы я посмотрел, что мне понравилось в этом актере, о чем я поговорил со своей мамой) и это ты транслируешь. Если ты недоволен жизнью в этот момент и тебе все не нравится, то ты будешь это транслировать, как бы ты ни хотел это спрятать и зритель будет это считывать, ему однозначно не понравится. Иракли: Но в том номере, где нужно будет разочарование в жизни, зрителю как раз понравится, потому что он совпадет с этим и будут мурашки. Дари: Я считаю, это моя философия: человек в любой профессии должен это делать с душой и честно. Если так происходит, то что бы он ни делал и сколько бы лет он этим ни занимался, это будет работать. Да, у каждого в жизни бывают свои сложности и порой сложно прийти в зал или выйти на сцену и абстрагироваться от этого. И в этом тоже заключается наша профессия – подход к себе. Это как у спортсменов, Олимпийские игры выигрывают не самые быстрые и самые сильные (они могут ставить рекорды в залах), а на Играх выигрывают те, кто сумел справиться с собой перед зрителями и судьями. У нас то же самое. Мы отличаемся тем, что отталкиваемся не от голой физики, а от внутреннего наполнения, от актерской игры, от того, что мы стараемся убирать у себя страх быть некрасивыми, быть какими-то непонятными и неправильными. И за счет этого мы часто слышим, что мы какие-то другие, какие-то непохожие. Мы просто делаем все, исходя из себя – изначально и зритель, и хореограф хотят видеть нутро танцора. Если это будешь ты – это самое главное, именно через эту призму мы стареемся себя двигать и развивать. И когда нам удается это применить, тогда зритель говорит, что мы какие-то непохожие. Иракли: Сейчас очень разноплановые коллективы в Украине и в мире и большинство из них добивается только вау-эффект, добиваются этого синхронностью, трюками, тройными сальто, шпагатом… Да, они получают свое вау, но мурашек от этого больше не станет. То есть, если человек не проживет и не сыграет какую-то, хотя бы минимальную задачу, а будет как робот танцевать вместе со всеми одинаково – не будет никаких мурашек. Дари: В танце важно и как ты одет, и как ты выглядишь, и как ты танцуешь, и что ты при этом чувствуешь, и насколько ты вышел из зоны своего быта в зону своего внутреннего ощущения – вот это все имеет значение. Зритель может не разбираться в тонкостях, но он будет понимать, вызвало это мурашки или нет. Если не вызвало, то причиной этому может быть даже костюм, вот как-то он не так сидел. Например, у нас в костюмерной более пяти тысяч экземпляров костюмов. На концерте 18 июня зритель будет наблюдать более двадцати перевоплощений, то есть за концерт, за часовую программу каждый танцор более двадцати раз будет переодеваться в разные образы – это тоже часть репетиций, когда мы по секундомеру отрабатываем, как быстро мы успеваем переодеться. Это тоже одна из фишек нашего проекта – мы все время разные, разные по эмоциям, разные визуально. Наш ангел Коля Бойченко всегда называл нас дилерами эмоций, вот D’Arts – это дилеры эмоций, это первое. Мы очень неоднозначные, нестандартные, непохожие – это второе. И при этом мы очень честные, стараемся, чтобы это было максимально честно по отношению к себе, друг к другу, ко всей нашей команде и к зрителям.

Понравился ответ? Поделись:

Лена:
0
Дрбрый день. Я впервые планирую познакомится с ваши творчеством, но при этом я не могу назвать себя фанатом танцев. Как вы думаете сможете ли вы влюбить меня в это искусство? Спасибо.
Иракли: Я постараюсь максимально, вот лично я точно смогу. Просто каждый человек, который приходит к нам на наше шоу, он находит себя и вот так мы людей и вдохновляем. Есть определенная тематика, на которую мы со зрителем общаемся через пластику и движения. Естественно, никто не останется равнодушным – я это повторяю везде и всегда. Дари: Да, Иракли верно подметил, что язык тела работает в любой точке мира, ему не нужно учиться и понимать (хотя это тоже неплохо). Наш коллектив, наша команда и наш проект нацелены и направлены на то, чтобы даже непонимающий, совершенно не разбирающийся в танцах человек, понял то, что мы хотим ему передать. Это делается не только с помощью пластики тела, сразу хочу отметить, что мы не только показываем танцевальные номера, основной акцент у нас всегда идет на внутреннее наполнение, на актерскую игру или же на личные внутренние переживания, которыми мы делимся. Порой это бывает достаточно сложно, потому что иногда приходится вытягивать свои тонкие ноты, которые не всегда хочется вытягивать, но мы – артисты, это наша работа, даже не то, что работа (не люблю это слово), это наша миссия. Иначе мы не найдем контакта со зрителем, иначе у них не будет мурашек, а это основное, чтобы они были. Разбирается человек или не разбирается человек в танцах, но мы должны вызвать эмоцию – вот это самое важное. Приоткрою секрет: есть некий набор инструментов, которым мы пользуемся, но основное – мы всегда делаем это честно и это важно.

Понравился ответ? Поделись:

Неля:
0
В чем смысл вашего нового шоу? Стоит ли идти??
Название «За закрытой дверью» уже подразумевает некий смысл. Мы хотим с нашим зрителем поговорить о том, что есть вещи, которые очень многие люди оставляют за семью замками, закрывают и максимально утаивают от остального общества. Так вот мы хотим приоткрыть все эти потайные дверки и с нашим зрителем начистоту поговорить об этом. Поэтому программа будет достаточно общая и неоднозначная, но, уверены в том, что каждый сможет узнать себя, это однозначно.

Понравился ответ? Поделись:

Света:
0
Как проходят ваши репетиции , какова структура? Или её нет - и вы по настроению ?
У нас есть примерный план-схема, но это не догма, шаг вправо-шаг влево мы себе можем позволить. Зачастую наша репетиция начинается в 11 утра, потому что, если делать это раньше, то тело и мозг еще спят и очень сложно что-то репетировать. Мы приходим, минут 10-15 без слов здороваемся друг с другом, кто-то коврик раскладывает, кто-то вещи раскладывает, репетиция – это тонкий процесс и важно как-то настроиться и у каждого этот настрой происходит по-своему. Мы всегда стартуем с класса, основанного на классической хореографии, но немного адаптированного под наши потребности, на это уходит минут 30-40 и затем мы начинаем двигаться дальше по схеме, которая рождается. Если мы понимаем, что на завтра нам нужно подготовить порядка десяти номеров, мы их повторяем, прочищаем, отшлифовываем, договариваемся, если видим какие-то шероховатости и несинхронности. Иракли: Бывают такие моменты с теми номерами, с которыми мы работаем уже длительное время, что мы их затанцовываем, ты уже настолько входишь в своего персонажа, что у тебя меняются движения и со мной это происходит чаще всего. То есть все танцуют синхронно, а я уже дотанцевал и начинаю танцевать что-то свое, а это не всегда есть верным. Дари: Нужно отметить, что изначально Иракли уличный танцор и он просто мастер импровизации, те, кто видел, это поймут и всегда оценят. А те, кто не видел – обязательно приходите и посмотрите, потому что это очень круто. В этом есть свои плюсы, но, когда мы говорим о хореографии в команде, когда нужно сделать все синхронно и одинаково, то Иракли от этого претерпевает, потому что иногда просто не нужно добавлять импровизацию. Но при этом хочу отметить, что у нас есть много моментов, выстроенных на импровизации, которые требуют внутреннего советчика, у нас есть «отсебятина» и это говорит об импровизации.

Понравился ответ? Поделись:

Саша:
0
Сколько времени нужно, чтобы создать новый номер? Откуда приходит вдохновение? Расскажите интересный случай создания постановки. Спасибо!
Дари: Очень по-разному, бывает, что постановка рождается буквально за одну репетицию, это три-четыре часа и постановка уже рабочая, ее уже можно идти показывать. Один из последних номеров «Easy» мы ставили в течение нескольких месяцев, потому что возникла идея и мы с разных сторон пытались подступиться к этому номеру, но не сразу поняли, как действовать. И пока мы нашли этот ключик, прошло реально много времени. Мы пробовали-откладывали-пробовали-откладывали, появилась схема, от которой мы начали отталкиваться и постепенно начали наращивать слой за слоем и в итоге появился номер, мне кажется, что он получился очень крутой. Для Иракли он стал любимым номером. Мы стараемся выстраивать репетиции и весь творческий путь так, чтобы мы не были привязанными к времени, потому что, признаюсь честно, танцоры больше всего не любят, когда просят с сегодня на завтра сделать какой-то номер, в основном я стараюсь отказываться от такой работы, несмотря на то, что это деньги. Не хочется выходить и показывать черт знает что. Как-то у меня в голове возникла идея, что нужно создать такой номер, посвященный женщинам в самом таком соку, которые уже имею мужа, детей, хозяйство – хотелось показать это все, этот образ я наблюдаю каждый день и я восхищаюсь этими женщинами, хотя всячески стараюсь не быть такой, признаюсь честно. Потому что это просто титанический труд, тянуть все на себе. Номер получился очень комичным, он создался буквально за одну репетицию и поскольку номер женский, то наши парни в это время сидели и отдыхали, смотрели на нас. И вот отталкиваясь от их реакции во время постановки, я понимала, куда двигаться дальше, в каком направлении идти дальше по постановке. Я понимала, что работает то, что вызывает у них наибольшую реакцию. Каждая постановка – это отдельная жизнь, у нее есть свои интересные моменты, помимо комичных, есть очень грустные и жесткие истории, есть очень честные истории и есть очень дурашливые история. Каждая из историй интересна по своей сути, потому что это то, что окружает нас каждый день и мы стараемся находить это и показывать. Мы очень наблюдательны, несмотря на то, что мы ездим на машинах, мы частенько спускаемся в метро и ездим на маршрутках для того, чтобы понаблюдать за людьми, которые и не знают, что мы за ними наблюдаем, но это как раз то, чем мы потом сможем с ними поделиться.

Понравился ответ? Поделись:

Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...